Приподнимем занавес за краешек…

Ю. Мурашковский, 2004 г. 

«Умышленный город»

Города никогда не возникали «из ничего». Сперва маленькое поселение, деревня. Потом поселение расширялась, постепенно становясь городом. Кому где надо строить дом или сарай, тот там и строит. Вот почему центральные части старых городов имеют хаотичную застройку. Кривые улочки, идущие в разные стороны, неровная линия домов… Таллинн, Рига, старая Москва – типичные примеры.

Санкт-Петербург, может быть, первый в истории город, который возник сразу как город, на пустом месте. И строился он как символ величия новой России. Он задумывался на века. Сперва он был небольшим. Но Петр был дальновидным человеком. Он понимал, что застройка будет продолжаться. Как бы красиво ни построили город вначале, он будет обрастать другими частями как попало.

Что же сделать, чтобы город святого Петра навсегда оставался четким, стройным, современным?

Петр, вместе со специально приглашенным архитектором Трезини, нашли решение. Впервые в истории градостроения в первую очередь был составлен план города. Вся дальнейшая застройка должна была происходить строго в соответствии с ним. Основные черты этого плана Санкт-Петербург сохраняет и по сей день.

Читать далее «Приподнимем занавес за краешек…»

Ошибка Киплинга

Юлий Мурашковский

 

«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись…» – писал когда-то великий английский поэт Редьярд Киплинг.

А почему, собственно говоря, не сойтись? Оказывается, этот вопрос имеет давнюю историю.

Самое главное открытие

Эпоха Великих Географических Открытий не только дала европейцам известия о новых землях, о новых экономических возможностях. Она принесла еще одно открытие, до сих пор мало осознанное, но не менее важное для Европы и всего мира.

Споры о том, каким должен быть человек, к тому времени достигли апогея. Что в человеке от человека, а что от Бога, что от природы, а что от вредных последствий цивилизации? Эти вопросы обсуждались не только в дискуссиях ученых мужей, но и в обществе. И за разногласия платили не только должностями в университетах, но и жизнями на кострах инквизиции.

В основном выводы сводились к тому, что человек – творение христианского Бога, он должен жить по его законам, а все отклонения вызваны вредным воздействием цивилизации. Еретики – такие же, но неправильно верят в Бога, мусульмане – такие же, но верят в неправильного Бога, язычники такие же, но верят вообще в черт знает что. И вдруг налетел, закружил умы поток информации о том, что там, за краем известного мира, живут миллионы совершенно иных людей! Они не просто верят в иных богов, — они живут по иным законам, у них иные мысли, иные чувства, иной, непонятный образ жизни. И все же они живут, создают свои многовековые цивилизации, свое, непонятное нам, но понятное им искусство. Они другие! И этих других – разных других – множество! Рухнула вера в идеального «изначального» человека. В «доброго дикаря», не испорченного цивилизацией. Медленно, трудно, с огромными жертвами рождалось представление о том, что люди и их культуры – разные. Не хуже или лучше – а именно разные!

Читать далее «Ошибка Киплинга»

О чем напишут завтра?

Юлий Мурашковский

 

Зарождение и развитие темы

Как рождению ребенка предшествует эмбрион, вовсе не похожий на человека, так и рождению новой темы предшествует нечто не очень понятное и не очень симпатичное. Причина этого лежит в истории группы. Группа начинает формироваться. Кто может ее хорошо описать в виде Художественной Системы (ХС)? Лучше всего с этим бы справились представители самой группы. Но они, чаще всего, не имеют для этого ни навыков, ни времени, ни желания заниматься чужим для них делом. А если бы и попытались, то им бы это не удалось. Ведь искусство и каналы его распространения полностью находятся в руках старых групп. Те же, в силу своей групповой принадлежности, не могут воспринимать новую группу всерьез и положительно. Не могут понять ее во всей полноте — им это просто не нужно.

Вспомните, как шло распространение жанра, отражающего культуру молодой городской интеллигенции — авторской песни. Как входила в массовый оборот рок-культура. Как завоевывал свое место под солнцем авангард в живописи и поэзии. Вот почему любая новая тема в искусстве начинается с общих рассуждений, не имеющих ничего общего с объектом, или с насмешек. Как в русской литературе начиналась тема нигилистов? Вспомним туманные рассуждения Тургенева в «Отцах и детях». О Базарове можно сказать все, что угодно, причем с любым знаком. То же было с темой чиновников. Только на этот раз насмешки звучали со стороны Павлова и Одоевского.

Читать далее «О чем напишут завтра?»